Главная
Сайт для звёзд всех возрастов: недавно родившихся, будущих и тех, кто уже сам рождает новые звёзды
Планета притч и сказок > Сказка о Гноме < Назад
ПЛАНЕТА ПРИТЧ и СКАЗОК
Сказка о Гноме

 
Гном давно жил в этом лесу. Домик его стоял на открытой солнцу поляне. Летом сквозь листья деревьев прыгали на крышу солнечные зайчики и будили Гнома, когда он спал. Осенью слетала с дерева Сойка, передавая лесные новости. Зимой снегири рассказывали сказки, а весной ужи приползали полакомиться молоком.
Жил Гном в древнем пне дуба, когда-то нёсшего густую крону над лесом. Этот высокий дуб знали все вокруг. Раскидистая его листва зелёным шатром виднелась отовсюду. Но шли века, срывая с дуба зелёную крону. Потом время забрало и её. Земля взяла ствол. Гному достались могучие корни и часть ствола, где он жил.
Обустройство домика нехитрое. В круглой комнатке — окошко и ставень. В нише, которую выгрызли мыши, висел гамак. Гном сплёл его из древесных лиан. Рядом стоял круглый стол. В углу, обмазанном речной глиной, улыбалась теплом печка; над ней на полочке разместились сковородка и чугунок. Дверь в жилище была толстой, и никакой мороз не пробирался внутрь.

 
К домику Гнома приходили Единороги — Гном не раз видел их следы. Они не попадались на глаза, но как хотелось их увидеть! И на поляну ложился вкусный хлеб, правда, кусочки лежали нетронутыми. Но однажды всё исчезло!
На следующий день Единороги пришли снова. Боясь спугнуть, Гном тихо вышел на поляну. Но волшебные звери спокойно повернули к нему головы. Аккуратно взяли хлеб с ладони и неспешно ушли.
После этой встречи Единороги больше не прятались. Они чесали спины о кору домика-пня, оставляя шерстинки. Мало кто знает, что к зиме Единороги обрастают новой шерстью, а к лету сбрасывают. Гном собрал все шерстинки, смотал клубочки и связал плащ. Рождённый из волшебной единороговой шерсти, он был таким же сказочным. К тому же не промокал, был лёгким, и помещался в кармане курточки.

 
Гном дружил со Сказочником. Тот был волшебником, дружил с птицами и ветром, со звёздами и реками, с деревьями и песнями. И всегда приходил с котомкой, где хранились разные истории. Вот и сегодня Гном увидел его на тропе. Сказочник, приветствуя друга, издалека махал старой зелёной шляпой.
И вот он стоит на поляне. Друзья радостно обнялись. Сказочник снял с плеча котомку и бережно поставил на землю. Котомка тут же зашевелилась.
— Ты принёс новые истории? — показал на неё Гном.
— Да, — ответил его друг.
— Так проходи в дом, отдохни. У меня уже лепёшки поспели, — захлопотал Гном, поднимая с земли котомку.
Друзья вошли. Сказочник снял свой балахон, повесил около двери, и улыбнулся:
— У тебя всё по-прежнему, и вареньем пахнет.
— Рябиновым, — отчего-то смутился Гном и бережно поставил котомку к тёплой печке.

 
Они отужинали лепёшками и вареньем, напились душистым чаем.
— Знаешь, а у меня появилась своя история! — загадочно проговорил Гном, вставая из-за стола.
— Да ты что! Немедленно расскажи! — тут же потребовал Сказочник.
— Может, даже покажу, — неспешно ответил его друг, что-то снимая с полки.
Это оказался знакомый фонарь с окошечками разного цвета. Когда-то друзья собрали вместе сиреневый сполох летнего вечера, синь говорливой речки, оранжевый луч заходящего солнца. Зелень крокусов среди снега весной, жёлтый пух птенцов, красные маки. И яркими мазками раскрасили стёклышки.
Гном неспешно разжёг фитиль восковой свечи.
— К нам придут Единороги, — сказал Гном, — пойду, повешу для них фонарь.
Сказочник видел, как взлетели сполохи огней за окошком. Вскоре Гном вернулся и сел рядом с другом.
— Они будут ещё нескоро, а пока расскажи свою историю.
И Сказочник начал рассказывать, как захотелось соединить зиму и лето. Он долго бродил по свету, пока однажды не забрёл на цветущий луг, где разнотравье курилось терпкими ароматами. Тишина знойного полдня прерывалась чуть слышным гулом. Это были пчёлы, снующие с цветка на цветок; они несли медовый взяток в улей. Заворожённый, Сказочник последовал за ними.
Мёд, пахнущий солнцем, ложился в ячейки улья жёлтой каплей. И хранился там, пока студёные ветры укутывали землю белым покрывалом, баюкая пчёл до нового лета.
Сказочник сидел и слушал пчелиную песню. В ней говорилось о кипрейных полянах и о волшебных сотах. И о том, что маленькие шестигранники соединяют лето и зиму. Обрадовался Сказочник подсказке и заспешил домой.
Долгими зимними вечерами он делал волшебные соты, а снежинки удивлённо глядели сквозь стекло. Внезапно снежинки улыбнулись сотам — так соединилась зима с летом.
Сказочнику удалось задуманное, и отныне оно будет принадлежать всем.

 
Гном заслушался. А Сказочник из маленьких шестиугольников сложил узор.
— Как красиво! — выдохнул Гном.
Потом узор стал другим. Словно по мановению волшебной палочки, менялись местами маленькие соты, складывая удивительные миры.
— Здорово! Я знаю волшебное зеркало и блюдечко с яблоком, но такого ещё не видел, — признался в восхищении Гном.
— Это ещё что! — ответил Сказочник, — вот скажи, что показывают зеркальце и яблочко?
— То, что спросишь.
— А мои соты не только показывают, они творят.
Гном задумался.
— Творят? Значит, можно увидеть то, чего не было?
— Не совсем. Они позволяют сказочным мирам жить самим.
— Любому волшебному миру?
— Да.
— Потрясающе, — сказал Гном.

 
И в это время за домиком послышался топот и пофыркивание.
— Они пришли! — обрадовался Гном.
Взяв хлеб, он выскочил за дверь. Сказочник тут же прильнул к окошку.
Он увидел фонарь на ветке дуба и разноцветные блики от него. Под фонарём стояли Единороги и ели хлеб из ладоней Гнома. Один из них поднял голову и посмотрел на Сказочника, приглашая его присоединиться к ним.
Захватив лепёшки, Сказочник вышел за порог. И тут же столкнулся с Единорогами.
От них пахло молоком и дикими травами. Он протянул руку с лакомством и замер. Но волшебные звери аккуратно взяли угощение. Потом обнюхали друзей на прощание и неспешно ушли. Гном сиял от счастья.
— Вот так и рождаются волшебные сказки, — тихо проговорил Сказочник.
 
Подошёл Гном.
— Я хочу тебе кое-что показать, — сказал он и вынул из кармана нечто пушистое. Встряхнул. Это оказался плащ.
— Какая дивная вещь! Откуда она у тебя? — спросил Сказочник.
Гном всё рассказал.
— Потрясающе, — только и смог выдохнуть Сказочник, — о таком я даже и не знал.
— Когда я надеваю плащ, — признался Гном другу, — мне кажется, будто у меня вырастают крылья.
— Должно быть, Единороги знали, на чьём пне чесать свои спины, — улыбнулся Сказочник.
И весело рассмеялся. К нему присоединился Гном, и их смех разлетелся по лесу. А потом успокоились, разложили плащ на траве и уютно устроились на нём.
— Сейчас что-то случится, — прошептал Гном.
Они прислушались. Вокруг стояла тишина, не считая лесных шорохов, какие бывают ночью. Но вот эта странная дрожь плаща… Что бы это могло быть…
— ДЕРЖИСЬ!!!
Дикий вопль Гнома разорвал тишину спящего леса.
Сказочник ничего не успел понять, как его руки схватились за белую ткань, мелькнувшую перед ним. Тело болталось в воздухе. Перед изумлённым взором рухнули вниз колючие верхушки сосен, царапнув ноги. Ночной ветер стремительно ударил в лицо. Через миг последовал сильный рывок, и вот он уже, отфыркиваясь и отплёвываясь, лежит на плаще. Свистит ветер, рядом изумлённо и радостно подвывает его друг.
— Что это было? — прохрипел сдавленным голосом Сказочник.
— А это ещё есть, — радостно крикнул Гном, — МЫ ЛЕТИМ!!!
И Сказочник всё понял:
— Мы летим на твоём плаще?
— ДА!
Под ними расстилался древний лес. Голубыми лентами текли реки. Фиолетовое небо светлело, и на горизонте друзья увидели горные кряжи. "Это Заморские Горы!" — вспомнил Сказочник.
— Как же мы взлетели? — спросил Гнома Сказочник.
— Я так сильно задумался, что представил себе полёт, — ответил Гном.
— Самое время вспомнить о технике безопасности, — проворчал Сказочник, устраиваясь на плаще, — куда мы летим? И чем рулить-то?
— Понятия не имею, но здорово!
Друзья стали изучать летающую одежду. Неожиданно Гном схватился за край плаща и крикнул: "Давай налево!" Плащ тут же накренился и стал стремительно падать, обгоняя ветер. Вопль Сказочника был ответом на манёвр.
— Куда ты думал?!
Плащ с гулом нёсся к громадам Заморских Гор. И тут же вспомнились предания о людоедах. А горы стремительно приближались, впереди раскрылось мрачное ущелье.
— В сторону! В сторону!!
Гном потянул за край плаща и сорвался вниз. Сказочник успел его подхватить, и вдруг озарился решением, что делать!
Нужно мысленно и чётко увидеть то, что хочешь. И он это сделал. Ужасающий полёт стал восхитительным. Однако плащ нёс друзей прямо в пещеру, где разъярённый людоед держал над собой ствол дерева.
Они не захотели стать обедом, и плащ промчался над пещерой. Людоед с рычанием рванулся вслед. Но плащ уже был далеко, остановившись на самом краю ущелья. Друзья посмотрели вниз, куда уходили отвесные стены.
Горы закончились.

 
— Там, внизу … небо? — тихо спросил Гном.
— Это море, — прошептал Сказочник, — я читал про него.
Очарованные друзья не сводили глаз с сияющей поверхности.
— А какое оно, море?
И плащ стал плавно снижаться. Этот спуск совсем не походил на недавний бешеный полёт. Над каменистым берегом плащ остановился. Друзья слезли с него, не сводя глаз с моря. Гном спешил, быстро перелезая с камня на камень.
Вот он добрался до синей глади и коснулся её, восторженно замерев. Прохладная вода нежно ласкала ладонь.
— Так вот ты какое, море, — задумчиво проговорил Гном, — а дальше что?
— Другая страна.
Друзья сели на берегу, беседуя и слушая песню волн. Незаметно для себя они уснули и не слышали, как плащ накрыл их.
Сказочнику снилось, как по крыше стучит дождь. Рядом посапывал Гном, ему снилось что-то похожее. Дождь шёл на самом деле, стекая по гладкому ворсу плаща. И шуршал по поверхности моря, рождая тихую песню, баюкавшую друзей до рассвета.

 
Утром их разбудило солнечное тепло, и друзья выбрались из-под укрытия.
— Потрясающий плащ, с ним ты перестанешь быть домоседом! — улыбнулся Сказочник.
Гном тоже хотел слетать за море, посмотреть далёкие страны.
— И еды с собой взять.
— Как же мы будем возвращаться обратно? Наш лес так далеко, — загрустил Гном.
— А мы представим нашу избушку.
Но на самом деле путешественникам не хотелось так скоро уходить. Нежный шелест волн и терпкий запах водорослей — всё звало остаться. Гуляя по берегу, друзья нашли большую раковину.
— Приложи её к уху, — посоветовал Сказочник.
— Она поёт! — воскликнул Гном, — в ней море! Возьмём его с собой!

 
Настало время возвращаться. Теперь они спокойно рассмотрели всё, что проплывало под ними.
… вот речка и старая плакучая ива, чьи ветви лежали на водной глади. Плащ летел дальше. Вот старые сосны, чьими шишками Гном растапливал самовар. Друзей обдало пряным смолистым духом, когда они пронеслись мимо янтарных стволов.
На родной поляне их приветствовал фонарь; позавчера его повесил Гном, встречая Единорогов. Плащ заложил вираж над поляной и остановился перед дверью домика.
Сказочник слез первым, осмотрелся.
— Почему-то мне кажется, что мы давно здесь не были!
Раковина тихо пела, и можно было различить слова этой песни. Гном спустился с плаща и потянул его вниз. Тот послушно лёг на землю. Гном наклонился и погладил нежную ткань, сотворившую чудо. Улыбнулся, аккуратно сложил её и унёс в домик.
— Пусть отдыхает, готовится к новым полётам.
— Мне думается, скоро здесь появится ещё не одна диковинка!
— А ты полетишь со мной? — спросил Гном, улыбаясь.
— Ещё бы! — ответил Сказочник, — даже если приглашение последует в полёте!
И они засмеялись, вспоминая своё приключение.
Валентина Юрьевна Миронова
< Назад